«Психолог – призвание или профессия?»

«Психолог – призвание или профессия?»
«Психолог – призвание или профессия?»

Я хочу немного рассказать о психологии, которая стала профессией моей жизни. Последнее время она набирает обороты и становится всё более популярной. Все чаще в психологию приходят люди из смежной ей социальной сферы, а также люди с техническим складом ума: инженеры и программисты. Консультируя подростков по вопросам профориентации, я все чаще слышу о желании стать психологом. Психолог – такая простая, естественная, живая и одновременно очень трудоёмкая, ответственная и сложная профессия.

Может ли стать психологом любой из нас? Или психолог – это призвание и образ жизни? Размышляя об этом, я выделяю для себя несколько тезисов.

Основой основ для ежедневной работы психолога, на мой взгляд, является гуманизм как масштабная, благородная и духовная идея. С точки зрения гуманизма каждый человек имеет право на свободу, счастье и развитие. Поэтому психолог работает с людьми из любых слоев общества в различных жизненных ситуациях: родители или дети, бедные или богатые, заключенные или жертвы преступлений, совершившие попытку суицида или родственники самоубийц, зависимые или созависимые, – психолог помогает всем людям, обратившимся за помощью. Во время работы психолог порой испытывает колоссальные нагрузки, тратит свои личные ресурсы, которые не могут иметь финансового эквивалента. Историческим примером подобных нагрузок является работа психолога на Нюрнбергском процессе, описанная в книге «Нюрнбергский дневник» Г.М. Гилберта. Ужасы нацистских преступлений мешали объективной оценке действий и событий, заставляли подменять правовую оценку эмоциональной и нравственной, вызывали ошибки у стенографов, потребовали долгого периода восстановления самого психолога после окончания процесса. Убеждена – такого рода деятельность не вписывается в рамки профессии, а может осуществляться лишь по призванию.

Гуманизм выступает неотъемлемой частью мировоззрения человека, имеющего отношение к науке вообще и к психологии в частности. Свобода действий, свобода мысли, не ограниченные различными предрассудками (магическим мышлением, религиозностью) и долженствованиями – вот что поможет психологу не скатиться в оценку клиента и его действий, а направить все силы на улучшение взаимопонимания и творческий поиск оптимальных средств и способов помощи клиенту. Научное кредо психолога, на мой взгляд, является также элементом призвания, мировоззренческим выбором психолога, а не формируется в рамках профессиональной подготовки.

Отличительными признаками практикующего психолога являются: желание работать над собой, самосовершенствоваться, а также интерес к своим внутренним процессам, к своей жизни в целом.

Знакомство с собой не всегда приятно и обворожительно. Поскольку помимо сильных сторон личности частью нашего существа являются страхи, тревоги, обиды, ограничения и болезненные переживания. Все это напоминает мне популярный рождественский сувенир – снежный шар, где в растворе плавают много-много снежинок. Однако стоит оставить снежный шар в покое, как снег укладывается ровным слоем, и становится возможным разглядеть фигурку в центре шара. Всё встает на свои места. В процессе психотерапии – обязательном процессе для каждого практикующего психолога – точно также проявляются все внутренние процессы, которые затрудняют и искажают контакт с окружающей действительностью. И лишь после длительной работы над собой, спустя многие часы индивидуальной или групповой психотерапии проявляется наша самость, как та центровая фигурка волшебного стеклянного шара, что скрывалась за метелью навязанных долженствований, ложных представлений о себе, неприсвоенного опыта и психологических травм.

Можно ли столь объемный и кропотливый труд над своей личностью отнести к части рабочего процесса? На мой взгляд – нет. Саморазвитие и самопознание – это скорее производные личного интереса и составляющие образа жизни психолога, которые созвучны с его профессиональными компетенциями.

Эмпатия – загадочное слово, таящее в себе много тепла и принятия. Этой способностью замечать, понимать чувства и эмоции других людей, сопереживать им, пронизана вся профессиональная деятельность психолога. По мнению Карла Роджерса, эмпатия психолога является одним из главных условий для личностных изменений клиента.

В процессе профессиональной подготовки психологов в образовательных учреждениях усваиваются технологии понимания человека, но этого не достаточно для умения чувствовать и сопереживать. Важно, чтобы данные навыки уже были в наличии у будущего специалиста. К сожалению, человек в процессе собственной жизни вряд ли может повлиять на формирование эмпатии. Наличие эмпатии является таким же результатом стечения обстоятельств, как и её противоположности – алекситимии. Среди этих обстоятельств: особенности детско-родительских взаимоотношений в семье, микросоциум, события жизни индивида и даже исторические события.

Алекситимия — достаточно распространенное в современном мире состояние человеческого существа, при котором люди испытывают трудности в понимании собственных чувств, эмоций и не могут их выразить, поделиться ими. Она препятствует эмпатии. Людям с алекситимией проще размышлять о происходящем событии, оперировать логикой, чем прислушиваться к себе и замечать свои эмоции относительно события. Это состояние возникает, если родители запрещают чувствовать ребенку: «Не злись! Нужно быть хорошей девочкой», «Мальчики не плачут!», — или если человек уже во взрослой жизни, столкнувшись со сложными эмоциями в связи с различными событиями, приходит к выводу: «легче не чувствовать». Например, человек, переживший ужасы войны и не сумевший справиться со столь сильной психологической нагрузкой, становится эмоционально холодным. В качестве родителя он не сможет научить своего ребенка тому, чего не делает сам – быть открытым, восприимчивым, чувствительным. Для человека с алекситимией путь в профессию психолога – проблематичен.

С другой стороны, «только раненный целитель исцеляет», — писал К.Г. Юнг. То есть формированию будущего психолога могут способствовать психотравмирующие события, под воздействием которых он преодолевает трудности, развивается личностно и эмоционально, сохраняя свою эмпатийность. Здесь важны сила и объем психотравмирующих событий, в зависимости от которых он либо имеет шанс стать профессиональным психологом, либо «заморозится» и отстранится от мира людей и эмоций.

Таким образом, отвечая на вопрос «Психолог – это призвание или профессия?», можно сделать вывод, что психолог – это не профессия, а призвание, основанное на свободомыслии и душевной щедрости, большой смелости для регулярных встреч с самим собой, интересе к своей жизни и эмпатии, сформированной в процессе преодоления жизненных трудностей. Человек, обладающий вышеперечисленными качествами, на мой взгляд, чувствует себя призванным служить людям и может успешно реализовываться в качестве психолога.

Самые свежие новости медицины в нашей группе на Одноклассниках

Читайте также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *